Глюкокортикостероиды — общая информация о группе препаратов

противовоспалительные каплиС каждым годом современная офтальмология фиксирует увеличение численности пациентов с заболеваниями глаз, ведущими к ослаблению органов зрения. Фармацевтическая промышленность насчитывает множество препаратов различной направленности, которые используются для лечения заболеваний переднего отрезка глаза.

Общие сведения

По составу и силе воздействия противовоспалительные капли для глаз классифицируются на группы:

  • глюкокортикостероидные (ГКС) – гормональные капли «Дексаметазон» (в составе комбинированных препаратов «Тобрадекс», «Софрадекс»), «Гидрокортизоновая глазная мазь» и др.;
  • нестероидные (НВПС) – «Диклофенак», «Индоклллир» и др.

В целом, противовоспалительные глазные препараты для наружного применения обладают сходными свойствами, поскольку снижают интенсивность воспалительных проявлений (покраснения и отеки глазных тканей).

астигматизм глазВсе про астигматизм глаз, причины, симптомы, методы лечения. Какие бывают виды и степени астигматизма.

О причинах отслоении сетчатки глаза, а также ее лечении и профилактики, можно узнать в этой статье.

Нестероидные (НВПС)

нестероидные глазные каплиНестероидные противовоспалительные глазные препараты завоевали весь мир. История применения препаратов НВПС берет начало еще с конца XIX века, когда в лечебной практике стали использовать ацетилсалициловую кислоту. До этого «доктрина сигнатур» предписывала больным использовать для лечения кору ивы.

Существует немало лекарственных форм НВПС, их производителей, доказательной базы исследований, которые свидетельствуют об эффективности и безопасности приема препаратов этой группы. В настоящее время известно множество НПВП, классификация которых проводится в зависимости от производного химического состава.

НПВП обладают не только противовоспалительным и обезболивающим эффектом, но и способствуют торможению агрегации тромбоцитов.

Показания к применению

Доказано, что терапевтический эффект НПВП обусловлен блокадой провоспалительного фермента ЦОГ2 (циклооксигеназы2), а также снижением уровня синтеза простагландинов.

Таким образом, основными показаниями для назначения НПВП являются болевые ощущения различной природы, в т. ч. костномышечные при воспалениях опорно-двигательного аппарата, дисменорейные боли, мигрени и др.

Капли СкулачеваУзнайте, при каких заболеваниях глаз рекомендуются применять капли Скулачева.

Инструкцию по применению глазных капель Альбуцид, а также правила хранения препарата, читайте здесь.

Побочные действия

Применение НПВП запрещено в случаях, если у больного:

  • наблюдается повышенная чувствительность к препаратам данной группы;
  • при язвенных проявлениях в ЖКТ;
  • в период беременности и лактации.

Чаще всего, при возникновении патоиммунных воспалений врач-офтальмолог назначает глюкокортикостероиды, с учетом побочного эффекта и наличия противопоказаний.

Без соответствующих знаний нельзя самостоятельно рассчитать дозировку и количество приемов, поэтому избежать риска возникновения серьезных осложнений поможет консультация специалиста.

slide4.jpgПочему при проведении противоопухолевого лечения развиваются тошнота и рвота?

Тошнота и рвота (ТиР) – частое осложнение противоопухолевого лечения, особенно при проведении лучевой терапии и химиотерапии. В связи с наибольшей клинической важностью, в данном материале акцент сделан в основном на развитии ТиР у пациентов, получающих химиотерапию, однако многое из этого справедливо и в отношении лучевой терапии.

ТиР в процессе проведения противоопухолевого лечения развивается вследствие раздражения химическими веществами (химиопрепаратами, таргетными препаратами и т.д.) определенной зоны в центральной нервной системе — так называемого рвотного центра. Из него «сигналы» развития ТиР передаются к желудочно-кишечному тракту,что и вызывает непосредственно ощущение тошноты и развитие рвоты. Данные сигналы передаются, в том числе, при помощи субстанции P и серотонина, на подавление которых направлены многие современные противорвотные препараты (подробнее описано ниже).

Физиологический смысл развитие ТиР заключается в попытке организма вывести «вредные» вещества — это является эволюционно закрепленным эффектом, направленным на защиту организма от вредных воздействий. В норме это играет важную роль и позволяет эффективно противостоять развитию пищевых инфекций и бороться с последствиями отравления, однако в процессе противоопухолевой терапии такая рвота не приводит к выведению «вредных» для организма веществ, но может стать опасным побочным эффектом лечения.

Развитие ТиР в процессе противоопухолевой терапии выраженно снижает качество жизни пациентов, нарушает привычный для них образ жизни и затрудняет проведение лечения. На заре появления лекарственного лечения эти осложнения оказывали поистине опустошающий эффект на здоровья пациентов, по этой причине и по сей день многие больные бояться проведения лечения. Тем не менее, в настоящее время были разработаны весьма эффективные схемы профилактики и лечения этих осложнений, применение которых позволяет минимизировать риск развития тяжелых ТиР, вызванных химиотерапией.

Выделяют следующие разновидности рвоты в процессе химиотерапии:

  • Острая ТиР, которая развивается в первые 24 ч с момента проведения химиотерапии, данный вид рвоты отличается высокой интенсивностью. Такая рвота может развиваться и без ощущения тошноты;
  • Отсроченная (поздняя) ТиР, которая развивается на 2-5 сутки после начала химиотерапии. Данный вид рвоты, как правило, характеризуется меньшей интенсивностью, чем острая и сопровождается постоянной тошнотой;
  • Условно-рефлекторная рвота («рвота ожидания») представляет собой своеобразный условный рефлекс на химиотерапию, она может возникать и формироваться в тех случаях, когда у пациента есть «негативный опыт» лечения. Так, например, если ранее проведенная противоопухолевая терапия сопровождалась выраженной ТиР, например — при неадекватно проводившейся противорвотной профилактической терапии, может формироваться развитие этого вида ТиР. В этих случаях вид, запах, обстановка химиотерапевтического отделения или даже воспоминания о проведении химиотерапии могут вызывать ТиР. Так, запах процедурного кабинета химиотерапевтического отделения может начать вызывать выраженную ТиР еще до введения противоопухолевых препаратов.

Каков риск развития тошноты и рвоты и можно ли её предвидеть до начала лечения?

К сожалению, на современном этапе развития медицины невозможно предугадать, разовьется ли у того или иного больного рвота во время химиотерапии. До начала широкого применения эффективной профилактики этого осложнения, частота развития ТиР составляла от 30 до 90% (по данным различных клиник). Установлено, что риск развития ТиР зависит от наличия или отсутствия следующих факторов:

Факторы, связанные с проводимой терапией

  • эметогенный потенциал применяемых препаратов (другими словами — их «тошнотворность»). К наиболее эметогенным препаратам относят цисплатин, циклофосфамид в высоких дозах (например, >1500 мг/м2), дакарбазин, доксорубицин, эпирубицин дактиномицин, кармустин, а также мехлорэтамин и стрептозотоцин. К умеренно эметогенным препаратам относят карбоплатин, циклофосфамид в дозе <1500 мг/м2, доксорубицин, эпирубицин, даунорубицин, идарубицин, оксалиплатин, ифосфамид, иринотекан, цитарабин в дозе >1000 мг/м2. Большинство «таргетных» препаратов обладает низким эметогенным потенциалом.
  • применение комбинаций лекарственных препаратов может повышать риск развития ТиР, так сочетание доксорубицина или эпирубицина с циклофосфамидом относится к высокоэметогенным схемам химиотерапии;
  • дозировки применяемых препаратов, например, вышеупомянутый циклофосфамид при применении в дозе <1500 мг/м2 реже вызывает ТиР, чем при применении больших доз;
  • неудовлетворительный контроль ТиР при проведении предшествующих курсов или линий химиотерапии;
  • недавно проведенное хирургическое лечение и/или лучевая терапия;
  • у пациентов, получающих лучевую терапию, риск развития ТиР может повышаться при увеличении дозы облучения, при вовлечении в поле облучения желудочно-кишечного тракта, печени и головного мозга. Как правило, для лучевой терапии более характерно развитие острой ТиР (см. ниже).

Факторы, связанные с особенностями пациента

  • женский пол – показано, что у женщин тошнота и рвота развивается чаще, чем у мужчин;
  • возраст младше 50 лет (пациенты более молодого возраста больше подвержены развитию ТиР);
  • наличие в анамнезе тошноты и рвоту при беременности («токсикоз»);
  • состояние пониженного питания или обезвоженности,водно-электролитные нарушения.
  • наличие сопутствующих заболеваний, например, приводящих к развитию стойких запоров, заболеваний почек, хронических инфекций.
  • Кроме того, опухоли расположенные в желудочно-кишечном тракте, а также опухоли, расположенные в центральной нервной системе или вовлекающие её вторично (метастазы в головном мозге) сами по себе могут вызывать развитие ТиР.

Спросите своего лечащего врача, каков риск развития ТиР в Вашем индивидуальном случае.

Чем опасна тошнота и рвота?

Помимо непосредственного негативного влияния на образ жизни пациента, ТиР могут привести к развитию многих неблагоприятных последствий:

  • Развитие обезвоживания и различных электролитных нарушений – рвота приводит к потере большого количества жидкости, затрудняет восполнение запасов воды в организме, что в конечном итоге и приводит к развитию обезвоживания. Помимо этого, вместе с жидкостью теряются такие жизненно необходимые элементы (электролиты), как калий и натрий, которые важны для нормального функционирования сердечно-сосудистой системы, нервной системы, мышц, почек и т.д. Следствием этих нарушений может стать нарушение функций перечисленных органов и систем;
  • Развитие недостаточности питания – ТиР мешают приему пищи, что может стать причиной недостаточного поступления в организм важнейших питательных веществ, белков, жиров, углеводов, а также витаминов и микроэлементов. Их недостаток может привести к нарушению работоспособности различных органов, резкому снижению сопротивляемости инфекциям, развитию анемии, тромбоцитопении. Проведение химиотерапии у пациентов с недостаточностью питания сопряжено с крайне высоким риском развития осложнений;
  • Нарушение заживления ран, повреждение слизистой оболочки пищевода, полости рта, расхождение послеоперационных швов; (в случае развития тяжелой рвоты в послеоперационной периоде);
  • Резкое снижение качества жизни, способности к самообслуживанию.

Развитие вышеперечисленных осложнений может сделать невозможным проведение эффективного лечения, поэтому залогом успешного лечения злокачественного новообразования является эффективная профилактика ТиР. В Таблице 1 представлена классификация ТиР в зависимости от степени тяжести данных осложнений.

Таблица 1. Клинические проявления тошноты и рвоты в зависимости от степени тяжести
Тошнота Рвота1
1 степень – тошнота, приводящая к потере аппетита, но не влекущая за собой изменений в приеме пищи 1 степень – 1-2 эпизода рвоты в сутки
2 степень – тошнота, мешающая приему пищи, вызывающая потерю веса и/или обезвоживание 2 степень – 3-5 эпизодов рвоты в сутки
3 степень – тяжелая тошнота, приводящая к нарушению или резкому затруднению питания и питья жидкости, влекущая за собой потребность в применении парентерального питания или в госпитализации больного 3 степень – 6 или более эпизодов рвоты в сутки, показано назначение парентерального питания, коррекция водно-электролитных нарушений и/или госпитализация;
4 степень данного осложенения не предусмотрена 4 степень – тяжелая рвота, влекущая за собой развитие жизнеугрожающих последствий, например, тяжелое обезвоживание

1

считаются эпизоды, разделенные во времени минимум на 5 минут

Противорвотные препараты могут вызывать побочные эффекты

Как и при применении любых других лекарственных препаратов, на фоне применения противорвотных средств могут возникать различные нежелательные эффекты. Стоит отметить, что в большинстве случаев противорвотная терапия переносится хорошо и польза от её проведения значительно перевешивает риск развития побочных эффектов.

В данном разделе перечислены только наиболее частые нежелательные и/или наиболее важные побочные эффекты препаратов, для получения более полной информации обратитесь к утвержденной инструкции по медицинскому применению для конкретного препарата.

Блокаторы рецепторов серотонина (ондансетрон, гранисетрон и т.д.) могут вызывать такие побочные эффекты, как головная боль, запор и/или диарея, общая слабость, сухость во рту. Препараты из данной группы крайне желательно применять в сочетании с глюкокортикостероидами.

Глюкокортикостероиды вызывают ряд побочных эффектов, которые перечислены ниже, однако, стоит отметить, что большинство из них имеют минимальную выраженность и, как правило, развиваются при долговременном применении препаратов данной группы, являются обратимыми и регрессируют после завершения лечения.

  • Увеличение массы тела;
  • Снижение сопротивляемости слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта и, как следствие, развитие гастрита, дуоденита (воспаление слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки), язвенного поражения слизистых оболочек этих органов;
  • Мышечная слабость;
  • Повышение концентрации глюкозы (сахара) в плазме крови;
  • Бессонница, повышенная возбудимость, изменения настроения;
  • Снижение прозрачности хрусталика (развитие катаракты);
  • Симптомы угнетения функционирования коры надпочечников;
  • Снижение активности иммунной системы, повышение риска развития инфекций.

Спросите у Вашего лечащего врача о риске развития нежелательных эффектов противорвотной терапии, и какие меры следует предпринимать, чтобы предотвратить их развитие.

Аргументы авторов, опровергавших неблагоприятное действие ГКС на плод у человека

Все вышеприведенные данные указывали на то, что к применению этих препаратов при беременности нужно подходить с особой осторожностью. Если бы подобные данные о влиянии на плод животных были бы получены в отношении одного из современных препаратов в наше время, такой препарат вряд ли бы стал применяться во время беременности вообще. Однако следует помнить, что эра тератологии еще не наступила, талидомидовая и диэтилстилбестроловая катастрофы еще не случились, а искушение использовать данные средства во время беременности было слишком велико.

Поэтому очень скоро появились опровержения тератогенного и абортивного действия глюкокортикоидных гормонов в терапевтических дозах на человеческий плод. Желание многих исследований применить глюкокортикоиды во время беременности было связано со многими причинами.

Во-первых, это касалось больных с ревматическими заболеваниями. До эпохи кортизона многие из них не могли расчитывать на возможность беременности и родов из-за инвалидизирующих последствий основного заболевания. Теперь такая возможность появилась. Эти пациентки составили первую группу наблюдений о влиянии глюкокортикоидов на человеческий плод.

Во-вторых, именно на рубеже 1950-х и 1960-х годов родилась иммунология репродукции. В эти годы господствовала теория Медавара о физиологическом подавлении иммунного ответа матери на иммунологически чужеродный плод, и многие проблемы беременности связывались с чрезмерной активацией иммунной системы матери в отношении плода («аллергическая реакция матери на плод как причина невынашивания беременности»). При этом было логично предположить, что назначение иммуносуппрессивных препаратов позволит решить эту проблему. Именно в эти годы в Чехословакии были начаты опыты с пересадкой кожного лоскута мужа пациенткам с невынашиванием беременности. Кожный лоскут рассматривался тогда не как иммуноген, вызывающий иммунный ответ матери (современное, правильное представление), а как иммуносорбент, «оттягивающий» на себя «вредные» антитела (устаревшее, неверное представление).

В-третьих, именно в эти годы была раскрыта природа адрено-генитального синдрома, связанная с дефектом синтеза кортизола. При этом в организме накапливаются предшественники кортизола, превращающиеся в мужские гормоны (андрогены). Андрогены могут нарушать процесс овуляции, а во время беременности — оказывать вирилизирующее действие на плод женского пола. Заместительная терапия глюкокортикоидами в таких случаях позволяет разгрузить ось гипофиз — кора надпочечников и прекратить выработку избыточного количества андрогенов в организме женщины. Кроме того, был разработан недорогой тест для оценки общей андрогенной продукции женского организма, определение суточной экскреции 17-кетостероидов с мочой.

Все эти факторы стали причиной того, что кортикостероиды при беременности на рубеже 1950-х и 60-х годов стали употребляться все чаще и чаще. Количество наблюдений применения глюкокортикоидов при беременности стало настолько велико, что первоначальные опасения в отношении применения глюкокортикостероидов при беременности были отвергнуты. Сторонники безопасности применения глюкокортикоидов при беременности выдвинули следующие доводы:

  1. Исключительная редкость описанных случаев нарушений развития плода при применении глюкокортикоидов не позволяет считать это результатом действия глюкокортикоидов, поскольку их частота ниже общепринятой цифры в 2%.
  2. Сообщения не доказывают причинно-следственной связи между гормонами и повреждением плода.
  3. В описанных случаях нарушений развития плода применение глюкокортикоидов было связано с наличием основного заболевания, поэтому глюкокортикоиды не могут считаться единственным и самостоятельным патологическим фактором.
  4. Сообщения об уродствах плода относятся к единичным случаям, тогда как в тысячах наблюдений повреждающего действия на плод не отмечалось.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: